Как это было: студенческий флешбэк от команды Business Tools

Мы всегда будем молодыми и классными, но тогда были особенно хороши! 

Дмитрий Исмагулов. Ревизорро

Летом мы с братом работали в лагере вожатыми, в отряде были ребята 11-12 лет. Идем как-то проверять комнаты и разделились — брат проверяет один блок, я другой. Детям пригрозили, чтобы навели порядок и чистоту, но я с каждой комнатой становлюсь всё злее — красоту навели поверхностно. Кровать застелена, но под одеялом песочница; или бардака вроде нет, но шкаф откроешь — и тебя засыпет одеждой. Добираюсь до братьев Вани и Саши. У них та же удручающая картина, а вдобавок под кроватью, в самой глубине, возле стенки — ещё и несколько пар обуви валяется. Терпение меня окончательно покидает и, чертыхаясь, я лезу под кровать.

Вытаскиваю на божий свет всю эту обувь и выкидываю в окно с фразой: "Ну раз там валяется, то вам не особо нужна — долой из комнаты!".

Смотрю на братьев, они на меня: я с возмущением, они с недоумением. И тут Ваня говорит: "Дмитрий Владимирович, а вы зачем это сделали? Кеды под кровать Виктор Владимирович только что поставил". И тут до меня доходит, что брат в этой комнате уже был. Видимо, насмотревшись на бардак, он особо не церемонился: взял да и закинул обувь под кровать, раз ей не нашлось места. Каждый раз улыбаюсь, когда вспоминаю лица детей, на глазах которых я, возмущаясь и угрожая, по второму кругу наводил собственный порядок!

Дмитрий ИсмагуловДмитрий Исмагулов (в центре кадра в синей футболке).

Олег Чанов. Расхититель гробниц

Я по университетской специальности археолог. Поехали мы на очередные раскопки. Мой однокурсник — Марат Климов, личность творческая (сейчас кандидат наук, работает в Академии наук археологом), решил сфотографировать раскопки сверху.

Чтобы это сделать Марат сколотил лестницу, длиной, наверное, метров 6-7. А это был 1993 год, в стране дефицит, все студенты и преподаватели нищие (стипендия у меня была 4.5 доллара, и я на нее жил месяц). Университет денег на археологические экспедиции выделял , мягко говоря, в обрез. А Марат на лестницу истратил весь запас дефицитных гвоздей. Полностью все гвозди. Ни штуки не оставил. И тут между руководителем экспедиции и Маратом произошел следующий диалог: 

— Марат, разбирайте лестницу, вы израсходовали все гвозди!

— Не буду!

— Марат, разбирайте, я вам приказываю!

— Александр Андреевич, как вы не понимаете. Разбить эту лестницу это… это как убить собственного ребенка!!! Вы — детоубийца!!!

Занавес.

p.s. Я почему вспомнил — в прошлом году Марат опубликовал фотографию, как он фотографирует раскоп. 🙂

Олег Чанов

Олег Чанов (слева).

Екатерина Удалова. Понаехавшая

На первую встречу с группой и администрацией факультета я примчалась практически с поезда Симферополь-Минск, до этого 2 недели провела на море. По уровню прожарки на солнце я была более, чем well done, а вместо нормальной прическу меня были афро-косички. Мне кажется, я больше напоминала Маугли, чем первокурсницу Академии управления.

Я опоздала и заняла единственно свободное место в первом ряду — прямо на глазах у спикера, декана факультета. В какой-то момент он перешел к организационным вопросам и говорит: "... для белорусских студентов это правило работает по умолчанию, иностранцам нужно предоставить вид на жительство и согласовать (что-то там) с деканатом. Запрос на рассмотрение вы можете подать прямо сейчас". А потом, кивая, переводит взгляд на меня. Я устала с дороги, не особенно вникаю в его слова и, почему-то тоже кивая, смотрю в ответ. Он повторяет: "Иностранные студенты, пожалуйста, поднимите руки". Я молчу и, наверное, выгляжу не очень белорусской и не очень понимающей, потому что он подходит ближе и произносит на английском то же самое. 

Меня толкает в бок соседка, и до меня доходит, что вид на жительство ждут как раз от меня. И, страшно смутившись, зачем-то на английском отвечаю: "I'm from Minsk". 

Немая сцена, пока мы смотрим друг на друга, а на нас весь поток. Декан улыбается и продолжает лекцию, я — мечтаю провалиться под паркет.

Екатерина Удалова.

Александр Кутас. Москвич

В мой первый "День мехмата" я пошел на дискотеку в актовый зал главного корпуса БГУ. Помню, рядом с ним был организован временный бар с поэтическим названием «Три мехматенка» — сложно представить, но в то время студентам можно было покупать спиртное прямо в главном корпусе университета. Этим правом воспользовались многие, в том числе и я — что, похоже, сподвигло меня на знакомство со старшекурсницей. В полумраке зала она показалась очень классной, а вот на следущей встрече при свете дня уже не очень. Девушка была добрая и душевная, поэтому сказать ей всё как есть я не решился и просто перестал отвечать на звонки.

Как-то вечером дома звонит телефон, а на определителе — номер этой девушки. Я не нашел ничего лучше, чем попросить отца сказать, что я уехал в Москву. Где-то через час телефон звонит снова. Ничего не подозревая, я поднимаю трубку, а там она и немой укор. Пришлось на ходу выкручиваться, что "Москва" — это про кинотеатр, хотя было ужасно стыдно.

На следующий день мы все обсудили, я извинился и понял важную вещь: если для человека нет места в твоей жизни или работе, со временем само собой ничего не изменится — этот вопрос нужно решать немедленно.

Александр Кутас

Александр Кутас (в центре).

Поделиться с друзьями